ШЕСТОЙ ОТДЕЛ

история БОП Республики Мордовия

ГЛАВА 10. "СВЕТОТЕХСТРОЙ" - «МИРОНОВЦЫ», «КОПЕЕВЦЫ», «КУЛАЕВЦЫ» И «ВЕРХУШКА».

Организованное сообщество, именуемое в криминальной среде как "Светотехстрой", являлось одной из наиболее влиятельных и общественно опасных криминальных структур, действующих на территории Республики Мордовия, как по своим масштабам, так и характеру причиняемого вреда. История создания и расцвета.

К 2005 году относятся и другие кадровые изменения в МВД республики. Еще до начала декриминализации республики, в июле 2005 года в Мордовию был назначен новый министр МВД Николай Ларьков. После того, как Виталий Глинский в марте 2005 года ушел в отставку, место начальника УБОП оставалось вакантным. Его обязанности временно исполнял начальник первого отдела Михаил Камаев.

Один из старейших и авторитетнейших сотрудников, заместитель начальника УБОПа Сергей Коцюбинский стал заместителем начальника криминальной милиции, руководителем всей линии по борьбе с организованной преступностью. Примерно в то же время появились новые руководители республиканских ведомств - прокуратуры, ФСБ, которым надо отдать должное уважение за ту бескомпромиссную роль, которую они сыграли в разгроме ОПС.
В пустующем как почти год кабинете начальника УБОП по Республике Мордовия сидели обычно проверяющие разных рангов. И 5 декабря, когда Игорь Владимирович вступил в должность, его встретил там прокурор, утомленно перелистывающий папки с оперативными делами.
- Плохо. Все плохо, - заключил он, знакомясь с только что назначенным начальником.
За 2005 год УБОП Мордовии проверяли 29 раз, то есть, больше чем два раза в месяц. Как рассказывал М.Камаев, иногда оперативные дела уносить из кабинета, где обычно сидели проверяющие, не успевали, дела оставались на месте, менялись только проверяющие.
- Я часто говорил руководству МВД, - вспоминает Михаил Аркадьевич, - оставьте УБОП хотя бы на полгода в покое, и получите результат! Но у руководства было другое мнение.
Указания и рекомендации раздавали щедро. "Усилить", "углубить" и "активизировать", но на тот момент они могли быть выполнены лишь на бумаге. В реальности в управлении уже год не было начальника, не было транспорта и спецтехники, сотрудников часто отвлекали для исполнения несвойственных им функций, постоянно требовали "палки". Не важно, какие, важно, чтоб пусть на одну, но больше, чем в аналогичный период прошлого года.
Включаться в работу пришлось сразу. Фразу Ильи Борисовича Каминского "Чтоб играть, инструмент настроить надо" следует понимать не только в узком смысле - как провести реорганизацию деятельности управления. Она гораздо шире.
Если рассматривать ситуацию в Мордовии в целом, то в данном случае настройка "инструмента" была трехуровневой. На первом уровне ведущую роль играл Совет безопасности РМ (В.И.Миточкин). Задачей совета было скоординировать усилия всех без исключения властных, силовых структур и гражданских ведомств.
На втором уровне - взаимодействие и слаженность в самой системе МВД, когда в силу новой концепции УБОПы выступали в роли координатора всего комплекса мероприятий, проводимых всеми подразделениями (Н. Ларьков, С. Неяскин, С. Коцюбинский, И. Панкратов).
На третьем уровне настройка "инструмента" заключалась в повышении эффективности самого УБОПа (И. Панкратов, И. Каминский).
Не без проблем и локальных конфликтов дело сдвинулось с места. Начались рабочие встречи Игоря Владимировича с руководством УФСБ по РМ, прокуратурой, УФСИНа.
Поручение президент России дал, были изданы соответствующие приказы, утверждены планы, и в рамках этих планов руководителями ведомств были определены сотрудники, которые отвечали за работу по линии противодействия ОПГ и за совместные мероприятия с УБОП.
Рабочий день И. Панкратова начинался с визитов в администрацию, в ФСБ, прокуратуру и только потом к себе, в управление.
В управлении новый начальник познакомился с каждым сотрудником, побеседовал, предупредил, что работы предстоит много. И если нет желания, мешают семейные, либо другие обстоятельства, препятствовать увольнению не станет. Расстанемся по-хорошему.
Серьезную роль в материально-техническом обеспечении деятельности управления сыграл лично Глава республики Николай Меркушкин. В марте в республике была принята комплексная программа по усилению борьбы с преступностью на 2006-2010 годы, которая предусматривала выделение для милиции на текущий год свыше 27 млн рублей. Модернизировали лабораторию молекулярно-генетических экспертиз.
Сотрудники управления ютились в старых обшарпанных кабинетах, занимая очередь за компьютером; разбитая мебель, постоянная нехватка транспорта, ГСМ. Поэтому на укрепление материально-технической базы управления также были выделены средства.
Николай Иванович Меркушкин вспоминает:
- Мы старались делать все, чтобы усилить служебные возможности наших органов правопорядка, поддержать в работниках милиции социальный оптимизм, настрой на качественное и честное исполнение своих обязанностей.
Если вначале и бытовало убеждение, что команда Панкратова приехала "палки" срубить да звездочки на погоны навесить, то постепенно оно сменилось на понимание, что эти люди приехали всерьез и надолго.

В окнах здания "лесных братьев", как еще называли сотрудников УБОП из-за территориального расположения служебного здания на ул. Ульянова, 24 "б", до позднего вечера, а чаще далеко за полночь горел свет. За непроницаемыми шторами в кабинетах шла кропотливая работа по разработке лидеров и активных участников преступного конгломерата Мордовии.
По каждому сообществу провели совещание. Вывод был предсказуем - со всеми сразу справиться не хватит ни сил, ни ресурсов. Надо было начинать со слабого звена. Москва ждала быстрых результатов.
После тщательного анализа решили нанести удар по "Светотехстрою", который раздирали внутренние противоречия, что создавало благоприятные условия для проведения комплекса оперативно-розыскных мероприятий и наиболее быстрой их реализации. Несмотря на то, что практически не было времени наработать материал для привлечения к уголовной ответственности его лидера - Сергея Денискина.
Были еще два эпизода, которые словно подтверждали правильность выбора.
Игорь Владимирович вспоминает:
- Меня представляли личному составу 7 декабря. Приехал Глава республики Николай Иванович Меркушкин с министром внутренних дел республики Николаем Сергеевичем Ларьковым. Министр показывает Главе помещения, заходим в кабинет аналитики. Рассказываем, что тут хранится информация об активных участниках ОПГ. Адреса, номера машин... Николай Иванович прерывает - "Позавчера ехали на мероприятие, и два джипа выехали и подрезали нас, едва в ДТП не угодили. Начальник охраны номера записал, можно пробить? Что за наглецы были?»

Аналитики тут же пробили номера. Оказались джипы личной охраны Денискина! В целях его безопасности их было два - "Тойота Лэндкрузер Прадо", серебристого цвета, одного года выпуска, наглухо тонированные. На номерных знаках джипов стояла одинаковая комбинация цифр, только буквы различались, чтобы затруднить определение, в какой из машин находится сам Седой, а где его вооруженная охрана.
Парни из звена Юмаева, охранявшие Седого, действительно отличались особой дерзостью. Когда Алексей Чугунов выехал с оперативниками присмотреться к месту дислокации Седого, их вычислили сразу. У лидера светотехстроевцев было несколько периметров охраны, и появившуюся в ста метрах от многоэтажки Денискина машину боповцев они "срисовали" мгновенно. Подъехали на своем джипе, опустили стекла и, кивая на оперов, стали подчеркнуто громко и издевательски комментировать:
- Это наш, из бопоцев, второй тоже... А вон морда незнакомая, - показали на Чугунова, - приезжий, наверное...

Работа управления развернулась сразу в нескольких направлениях.
Во-первых, необходимо было оперативно реагировать на текущую криминогенную ситуацию. Хотя и реже, но на улицах гремели выстрелы, громили и жгли магазины, дома и машины строптивых коммерсантов. Жизнь "Улицы" текла, как и прежде. Поэтому надо было документировать и убирать с улицы наиболее "отмороженных беспредельщиков", вершивших свой бандитский суд открыто и без оглядки на правоохранительные органы.
Ведь одна из главных задач декриминализации - вернуть населению чувство безопасности, развеять миф о непобедимости группировок, подорвать основу тотального страха перед бандитами. В этом Игорь Панкратов видел необходимейшее условие для успешного разгрома ОПС.
Как вспоминает экс-начальник "бандитского" отдела УБОП по РМ Алексей Логунков:
- Для населения, обычного гражданина опасны не лидеры, которых они даже не видят в тонированных салонах дорогих иномарок, проносящихся по улице в составе кортежа. Опасна пехота - низкого, среднего уровня, непосредственные исполнители, те, кто вваливается в магазины, на рынки, пытает, бьет, калечит... Вот этих парней надо было срочно закрывать.
Во-вторых, начались сбор информации и подготовка к активным мероприятиям по разобщению и ликвидации "Светотехстроя". В-третьих, началась глубокая разработка лидеров и наиболее активных участников всех преступных сообществ. В-четвертых, продолжалась работа по "настройке" инструмента. Ревизии подверглась наработанная управлением за прошлые годы база данных участников ОПГ, на что еще обращал внимание генерал Валерий Миточкин. Зачистка от лиц, попавших туда для отчетности, перепроверка внесенных сведений.
И все это в режиме повышенной секретности. Сотрудники УФСБ по РМ сразу предупредили: существует серьезная утечка информации из управления. Кто-то активно работает на лидеров мордовских ОПС. Да и сами опера понимали, исходя из общения с потерпевшими, заявителями, что есть в управлении предатель или предатели. Уж слишком прямой и грубой была связь между свидетелями и поджогами их машин, квартир, дач.
Как говорит Алексей Логунков:
- Сначала было смешно, что мордовские боповцы выезжают на поджоги, а потом стало не до смеха.
Исходя из этого, круг лиц, знающих детали разработки, был максимально сужен. А что это означало на практике? Да то, что до шести вечера вновь назначенные руководители работали начальниками, а после шести - рядовыми операми. Так что генерал Щербаков не ошибся, когда говорил Панкратову, что в Мордовии не управленцы нужны, а опера и креативные мозги.

Здесь самое время представить еще одного офицера, Александра Колова, чье активное участие в описываемых событиях внесло серьезный вклад в общее дело.
Родился он 29 мая 1967 года в Саранске. Окончил школу № 26. Армию отслужил в погранвойсках. Затем окончил там же, в Саранске, в МГУ географический факультет. Учитель. А учитель в те голодные годы себя не мог прокормить, не то что семью.
- Трудно работу было найти по специальности. А в 1993 как раз объявили большой набор в милицию. Брали и с непрофильным образованием. Квартиру пообещали. Я и пошел участковым.
Квартиру не дали. А вот служба стала складываться. Вначале четыре года, по 1997, участковым Ленинского РОВД. Пункт находился в наиболее густонаселенной части Юго-Запада, рядом с магазином "Чайка". Самый сложный участок. Уже тогда Александр проявил незаурядную наблюдательность, цепкость, трезвый аналитический ум, способность сравнивать, сопоставлять и приводить в систему даже те факты, которые вначале казались, как в калейдоскопе, простым набором разноцветных картинок. По роду службы к нему часто обращались оперуполномоченные разных служб - участок располагался в центральном для Саранска районе, где много чего происходило. И всегда получали действенную информацию.
Поэтому Александра Колова пригласили в УБОП старшим оперуполномоченным 1 отдела (аналитики). Когда он ознакомился с информационным массивом, испытал легкий шок.
- Как участковый, я с кем имел дело? Бомжи, судимые, алкаши, семейные скандалисты или, как их еще называли, "кухонные боксеры". А тут поток о "конторщиках»: оружие, наркота, поджоги, вымогательства. Только тогда воочию увидел масштаб криминальной власти. На что сразу же обратил внимание, как быстро опера устанавливали мотив и возможных участников преступлений.
Дальше - сложнее. Требовалось не только быстро изучить нормативную базу оперативной работы, но и научиться накапливать и применять информационный потенциал оперов УБОПа для подготовки аналитических материалов. В постоянном напряжении держала и ответственность за работу с базой данных. Любая утечка или неосторожное слово могли привести к серьезным последствиям как для него самого, так и для того, о ком шла речь. Поэтому иногда требовалось так шифровать фамилию конторщика или информацию, чтобы она не могла повлиять в будущем на судьбу человека. Благодаря известным только ему меткам, Колов в любой момент мог быстро восстановить истинный мотив и личность, указанные в информации.
Однажды в разговоре со сверстником, ставшим авторитетным в конторской среде, предупредил его, чтоб не просил никаких услуг, связанных с его работой в управлении. Тот рассмеялся:
- Саша, да кому ты нужен! Что мы захотим узнать, узнаем без тебя. Нас твой рядовой уровень исполнителя не интересует.
Только через многие годы стало понятным, что скрывалось за этими словами.
В 2000 Александр Колов становится старшим оперуполномоченным по особо важным делам, в 2005 назначен заместителем начальника организационно-аналитического отдела.
Вот тогда, в 2005, к нему в кабинет пришел Илья Каминский, находящийся в командировке и готовивший аналитический отчет. Пришел с предложением... попить пивка. Разглядел в нем своего человека, коллегу, который держится за место не из шкурного интереса и не просто протирает штаны до пенсии. Своего, неравнодушного.
Поговорили. И Колов увидел в Каминском не просто заезжего проверяльщика.
Каминский пролистал официальную справку о стоящих на учете членах организованных преступных групп:
- Читаю... Манохин, статья 131. Изнасилование... Какое отношение он имеет к организованной преступной группе?
- Состоял... - пожал плечами Колов.
- Но изнасилование - не бандитизм, даже если состоял. Или взять Шакрова, статья 115. Нанесение легких телесных повреждений. Я не поленился, поднял дело. Местный дебошир, набил соседу морду. У вас по списку тоже член ОПГ.
- Поймали на этом, а за ним, возможно, дела в составе группы.
- Ахметшин... Поджог стога сена... Саша, мне фуфло не нужно. Вы тут живете по принципу: "поймай кого хочешь, потом ставь членом ОПГ". Только пыль в глаза бросаете...
Колов ответил честно:
- У нас за год 29 проверок! И всем контролерам нужны члены ОПГ. Нужны? На, берите! А что, в округе по-другому? Да по всей стране одно и то же.
- Саша, оставим в покое страну! Мы здесь и сейчас. Дай реальный список. Я не проверяю тебя. Нам нужно выяснить, кто есть кто в регионе, чтобы реальный план написать.
- Да написать можно что угодно! Как выполнять будете? Лидеры легализовались, сейчас они руки не пачкают. Бизнесмены. А пехоту закроешь, так через день еще с десяток молодых наберут. На этом этапе у нас в управлении в основном сыскари из уголовки работают. Больше представляем собой второй уголовный розыск. Времени на глубокие разработки и на работу от лица нет. Нет единой стратегии. Эффект маленького города - все друг другу друзья и родственники. Ты только репу почесал, а "братва" уже в курсе! Народ запуган - понятого сложно найти, не то что свидетеля или потерпевшего. Напиши десять планов, на выходе все ровно ноль будет.
Это эмоциональное высказывание точно отражало настроение многих сотрудников правоохранительных органов Мордовии в том переломном году. Тех, кто искренне был заинтересован в свержении бандитской власти, кто бессильно сжимал кулаки, видя, как рассыпаются еще на стадии следствия или в суде уголовные дела в отношении конторщиков, когда казалось, что бандитские структуры победили окончательно и стали неотъемлемой частью властной вертикали.
Александр Колов поверил Каминскому. Как он вспоминает:
- Подумал, а вдруг у них все получится. Молодые, да борзые. Таких фортуна любит.

В этот подготовительный период Департамент по борьбе с организованной преступностью и терроризмом прислал для оказания практической помощи и координации действий центрального аппарата и МВД Мордовии своего сотрудника, старшего оперуполномоченного по особо важным делам Дениса Беднарского.
Человек-легенда. В шестом отделе с момента его создания. Когда отслужил армию в воздушно-десантных войсках, по комсомольской путёвке был направлен в органы внутренних дел. Бывшего десантника, а к тому времени кандидата в мастера спорта по боксу, сразу взяли в ОМОН при ГУВД Москвы.
По окончании Высшей школы милиции в 1993 году Денис Беднарский становится оперативником московского РУБОПа, влившись в ряды тех самых "шаболовских, которые круче солнцевских».
В 1998 году переводится в спецназ Центрального регионального управления по борьбе с организованной преступностью МВД России. Как раз накануне двух чеченских компаний. Провёл на Кавказе не один месяц, участвовал в десятках операций по освобождению заложников, раскрытию убийств, террористических актов, за что был награжден двумя орденами Мужества и боевыми медалями.
Как поутихло на Кавказе, с 2005 года Денис Альфредович на службе в Департаменте по борьбе с организованной преступностью и терроризмом, где и застал его приказ принять участие в декриминализации Мордовии.
Игорю Панкратову позвонили из Москвы и приказали принять очередного столичного гостя. Пошли с Ильей Каминским в гостиницу, где остановился Беднарский, знакомиться. На ходу составили туристическую программу посещения достопримечательностей Саранска. Многие ведь как? Приезжали в глушь, в провинцию отдохнуть, развеяться от важных московских дел. Даже справочку за них приходилось сочинять, дескать, был, принял участие, способствовал, задержал собственноручно.
И первое, что услышали от Дениса, это вопрос:
- Привет, мужики, а где у вас тут спортзал?
Денис Альфредович вспоминает:
- Я ни разу не был в Мордовии. Когда почитал справки, лично увидел ситуацию, то, честно говоря, был несколько в шоке. Я просто не думал, что где-то жгут киоски, если продавщица не заплатила 50 рублей. Я как будто вернулся в Москву 90-х. Тогдашний Саранск запомнился тоской, серостью... На улицах машины среднего бизнес-класса только у бандитской элиты. Даже успешные коммерсанты передвигались на скромных, советских времен машинах. С ребятами надо было поужинать, в один ресторан зашли, в кафе - кругом бандиты. Игорь мне показывает, тут "светотехстроевские", в этом ресторане "юго-западские"... Поужинать нормальному человеку было негде.
Но что приятно поразило Беднарского, так это молодые люди, которым доверили зачистку бандитского "заповедника"
- Панкратову, его ребятам было интересно. У них глаза горели желанием изменить эту ситуацию. И если вначале я поехал по приказу, потому что так "надо", то потом повлияла эта энергетика, и у меня самого появился азарт.

Денис Альфредович активно включился в разработку, а затем и в реализацию мероприятий по декриминализации региона. Это будет показано на конкретных примерах в дальнейшем повествовании.

Если при составлении аналитической справки требовался срез текущей действительности, то теперь опера вплотную занялись историей мордовских ОПС. Поднимались старые уголовные дела, как прошедшие через суд, так и приостановленные, отказные материалы, в которых мелькали фамилии лидеров, их бригадиров. За плотно закрытыми дверьми проходили встречи с ветеранами шестого отдела, внесшими серьезный вклад в будущую победу.
Встречались не только с теми, кто был на правой стороне. И с врагами. Бывшими. Так сказать, ветеранами бандитского движения. Отстраненными насильно или отошедшими от дел в силу различных причин. Беседовали по душам.
Параллельно нарабатывалась собственная агентура. Встречи проходили на конспиративных квартирах, иногда на лесной опушке, иногда в салоне машины, припаркованной подальше от любопытных глаз.
Агентурная работа вообще одна из запретных тем в мемуарах сотрудников милиции. Однако интересующимся, как она происходит, можно порекомендовать многочисленные телевизионные сериалы, в которых, кажется, уже раскрыто все, что было и есть. Останется запретной эта тема и в книге, поскольку ни один из бывших оперативных работников никогда не назовет не то что конкретной фамилии, а даже тех обстоятельств, которые могут раскрыть агента, в свое время оказавшего неоценимую помощь в разгроме преступных сообществ.
Эти люди рассказывали очень интересные и крайне полезные для Панкратова и его команды истории о зарождении и становлении "Светотехстроя".
Я уже приводил в главе шестой "Рождение спрута" краткую характеристику этого преступного сообщества. Теперь остановлюсь подробнее на основании анализа тех материалов, что стали сейчас доступны, и тех сведений, что удалось получить из многочисленных интервью с ветеранами управления.

Слабым звеном в преступном конгломерате "Светотехстрой" был не всегда. Именно со "Светотехстроя" начиналась эпоха мордовских ОПГ.
Как указано в справке УБОП по РМ:
"Преступное сообщество, именуемое как "Светотехстрой", являлось одной из наиболее влиятельных и общественно опасных криминальных структур, действующих на территории Республики Мордовия, как по своим масштабам, так и характеру причиняемого вреда. Данную структуру отличало особо квалифицированная подготовка всех сопутствующих ее деятельности противоправных деяний, использование для достижения преступных целей подготовленных преступников, вовлечение в орбиту преступной деятельности значительного круга лиц, начиная от антиобщественных элементов и заканчивая представителями органов власти".

Источник:
"Поскольку мое детство и юность прошли на территории Пролетарского района Саранска, то наиболее подробно мне известно о молодежных группировках, существовавших и действовавших именно в этом районе. Примерно в середине 1980-х годов на территории Пролетарского района Саранска образовались и стали действовать несколько молодежных группировок, члены которых занимались преступной деятельностью. Наиболее многочисленные: копеевцы, кулаевцы, мироновские, зимовские, липкинские, касимовские, банщики, витановские.
Сам я где-то в 1985 году вошел в состав группировки "Копеевские". Познакомился и общался со многими участниками, как данной группировки, так и с лидерами и участниками других группировок, действовавших на территории Пролетарского района, поскольку все мы проживали в одном районе, часто встречались друг с другом, общались».
Из проанализированной информации следовало, что одной из первых молодежных группировок с преступной направленностью, образовавшихся в Саранске на территории Пролетарского района к началу 80-х годов, уже являлся так называемый "Светотехстрой".
В его ядро, обозначенное "Верхушкой", входили некоторые лидеры из числа спортсменов, боксеров и борцов других городских микрорайонов, пользующихся определенным авторитетом среди молодежи. Здесь оказались борцы Виктор Качаев "Витан", Александр Земсков "Зима", Владимир Кулаев "Кулай", Валерий Чембаев "Чембай", Фатых Файзуллов, Юнир Манюров, Игорь Постнов, Юрий Луконин "Юрок", Виктор Синицин. Знаменитые в республике боксеры Касим Айзатуллов "Касим" и Ренат Янгаев "Кубинец", Борцов Владимир "Борцуха", Александр Квалдыков "Калека", Геннадий Мельников, Михаил Копейкин "Копей" и др.
Микрорайон "Светотехстрой" расположен несколько удаленно от основной городской застройки, отделен от нее промзоной, заводской и лесной территориями. Это позволяло лидерам знать почти каждого местного жителя, начиная с подростков, что обусловило последующее формирование группы обособленно, по централизованному принципу с жёстким контролем и силовым воздействием на непокорных. Новички в состав группы втягивались даже принудительным способом. Стоило какому-нибудь парню-чужаку проводить вечером девчонку на "Светотехстрой" или появиться по другой причине, как ему объявлялось: "Плати дань за прописку или вступай к нам". В противном случае нещадно избивали.
Вспоминает Владимир Ширяев:
- Блатные, судимые и люди, засветившиеся ранее задержаниями в милицию, в группу не принимались. Была такая установка "Верхушки", что с подобной категорией лиц дел не сделаешь, а залететь вполне возможно, так как они на виду у милиции, слабы, могут всегда сдать. На ранней стадии из категории бывших сидельцев в качестве исключения в состав "Верхушки" вошёл лишь Виктор Гончаренко, который сильно выпячивался, а использовался на роли консультанта по "блатным вопросам". Но сначала "воровская" система построения группы здесь была неприемлема. Выходцы оттуда обзывались "синюшниками", и на стадии выстраивания группы были отнесены к презренным. Из молодёжи группа набирала себе студентов, особенно юристов.
Одним из таких, Игорем Матезиусом, в "совсекретной" тетрадочке даже был подготовлен "Устав", где группа поименована со штампом "SUPERMEN". Уставом запрещалось "выражаться публично нецензурной бранью и вести себя вызывающе", дабы не влететь в милицию. Пьянство осуждалось. Предусматривались "строгое подчинение старшему по группе", "строгая явка на собрания", "своевременная сдача ценностей", за неисполнение требований - "кара". Так формировались жесткая дисциплина и "общак". Группа регулярно проводила силовые тренировки на площадке в лесу, где порой избивали провинившихся. Применялось наказание и через подвешивание за ноги к дереву на несколько часов.
С целью укрепления группировки боевой составляющей "Верхушкой" была дана установка, как выражался Витан, "втягивать в группу армейцев, особенно "ДШГистов". Отслуживших в армии, прибывших из Афганистана и десантно-штурмовых групп, закалённых, имеющих боевые навыки.
Одна из таких попыток для светотехстроевских едва не закончилась плачевно. Сергей Муринский - прекрасный боксер, вернувшийся после службы в армии с орденом "Красной Звезды" за штурм дворца Амина в Афганистане, сразу привлек внимание "Верхушки" и стал объектом обработки. Но тщетно. Напротив, недовольная несправедливостью и экстремистским поведением светотехстроевских городская молодежь вспыхнула желанием наказать их.
Октябрьским вечером на центральных городских улицах Ботевградская и Полежаева, при покровительстве Муринского и других городских "авторитетов", собралась толпа более сотни человек. Вооружившись кто чем, вплоть до штакетника, разгорячённые выходцы из "Юго-Запада", "Центра", "Химмаша" вознамерились двинуть на светотехстроевских.
Все происходило неподалеку от здания райотдела милиции, на виду у возмущенных прохожих. Быстрое стягивание мобильных нарядов милиции и оперативных групп, выдергивание из толпы зачинщиков с отправкой в битком набитых машинах в милицию сбило агрессивное намерение и вынудило парней разойтись.
Владимир Алексеевич Ширяев вспоминает те годы:
- "Светотехстроевские" усиливались. В группе под верховенством старших стали организовываться "семьи" со своей "пехотой" по направлениям: силовому, воровскому и экономическому. Большие суммы "навара" группе давали пивные торговые точки, которые росли как грибы и монопольно отдавались во владение "светотехстроевских". Экономическими вопросами занимались Земсков и Филиппов. Силовая составляющая обеспечивалась Айзатулловым через бригады Янгаева, Мельникова и Копейкина. Разруливание межгрупповых конфликтов и расправы с применением боксерских кулаков, нунчаков и топориков возлагались на них. Воровские и вымогательские дела были за Квалдыковым.
Благодаря разрастанию группировки и умелой конспирации "Верхушке" удавалось оставаться в безопасности, теряя немногих. Одного посадили за грабеж. Другого, Квалдыкова - за вооруженное нападение и отстрел в толпе у клуба "Строитель" авторитетного борца Рияна Махмутова, посмевшего представлять конкурирующую "Юго-Западскую" группировку. Второй раз, с группой его подручных за разбойное нападение на квартиру одного из наркосбытчиков в узбекском г. Бекабад.
Янгаева с частью группы привлекли за мелочевку - кражу кроссовок в бане, а потом уже за крупную квартирную кражу у директора Саранского мясокомбината.
Филиппов (Феликс) погорел за приобретение и сбыт краденого. Не удержался от искушения наложить лапу на "младшую семью" Валерия Денисова, чья группа, промышлявшая вымогательством и кражами, в составе Денисова, Тюрина, Кулаева, Матезиуса и др. провалилась после очередной кражи в селе Починки Нижегородской области. Добыча была большой: ауди-видео техника, деньги, драгоценности, дорогие шубы и шапки.
Феликс пошёл проверить, с каким уловом прибыла группа из очередного рейда. Сразу забрал у молодых несколько норковых шапок для старшей братвы. Те целой группой в них сфотографировались. На том и погорели.
За вооруженные расправы с "фунтами", топориками и обрезами к уголовной ответственности были привлечены Суняев, Копейкин и многие другие.
Алчность и стремление любым путем вырваться в ранг "старших" стали разлагать светотехстроевских изнутри. Некоторые из "молодых", заматерев, пытались обрести самостоятельность, другие увлеклись наркотиками.
Поэтому среди образовавшихся к началу 90-х годов группировок светотехстроевских активно шел процесс слияния. Когда более сильные и многочисленные по своему составу группировки, набравшие к тому времени финансовую мощь, начали поглощать группировки с меньшим численным составом.
Этот процесс был закономерным и обусловлен желанием лидеров наиболее мощных группировок удержать созданную на территории Пролетарского района единую ОПГ под единоличным началом, чтобы получить возможность быстро обогатиться и заработать авторитет в криминальном мире Саранска.
В результате, примерно к 1989 году, на территории Пролетарского района Саранска осталось всего три криминальные группировки: копеевцы, кулаевцы и мироновцы с "верхушкой-надстройкой" из "стариков" или, как их еще называли, "дедов».
Добавлю, к этому времени отношения между лидерами и участниками трех указанных группировок окончательно испортились, перерастая иногда в открытое противостояние между ними, поскольку каждый из них стремился занять главенствующее положение в Пролетарском районе или, как говорили, "взять верх».
Агентурные беседы, неохотные, осторожные показания свидетелей, потерпевших, сотни исписанных страниц... В именах, деталях, кличках оживало недавнее кровавое прошлое.

"Копеевцы". Сформировалась в 1988 году. Лидером группы являлся Михаил Копейкин по кличке "Копей". Вначале был на ролях "передового бойца" как один из преуспевающих боксёров. Участвовал в расправах с "юго-западскими". Те рубились топорами и применяли обрезы, светотехстроевские отмахивались кулаками. За счет этого вначале и пошёл у Копея "пацанский авторитет", как отчаянного и бесстрашного. Ему пришлось послужить в армии, Куйбышеве, в спортроте, но служба для него была скорее всего вольной, так как он часто приезжал в Саранск на разборки.
За драку попал в дисбат. Оттуда - на зону. В Саранск вернулся в конце 1992 года. За время его отсутствия "молодые" из-под Копейкина обосновались вокруг Михаила Сибагатуллина, тоже светотехстроевского боксёра, прибывшего из армии. Количество копеевской "пехоты" выросло.
Активными участниками стали Рафаэль Сюбаев по кличке "Рафа", братья Дамир и Руслан Жадуновы, Евгений Лисин по кличке "Лисенок", Геннадий Силкин, Владимир Суняев по кличке "Суняй". Основным направлением преступной деятельности было совершение общеуголовных преступлений, в том числе квартирные кражи и грабежи, вымогательства и незаконный оборот наркотиков, а также осуществление контроля над коммерческими предприятиями.
Копейкин с Сибагатуллиным активно занялись объединением разрозненных группировок на территории Пролетарского района, желая подчинить их и увеличить свою численность. Им это удалось.
Копей занял позицию, которую можно выразить словами: "Кто не с нами, тот против нас". Где путем бесед с лидерами других группировок, где с применением насилия или угрозами, он к 1989 году добился, что группа "Копеевцы" стала наиболее многочисленной на территории Пролетарского района, численный состав участников которой был уже в несколько сотен человек.
В 1988 году копеевцы, как уже упоминалось в первой части книги, первыми устроили уличную разборку с применением огнестрельного оружия, когда Суняй в упор расстрелял мыкинца Зверкова.
В то же время копеевцы начинают активно приобретать огнестрельное оружие. В 1993 году завозят из Чеченской Республики большую партию оружия, в том числе, автоматы "Борз" и "Калашникова", пистолеты ТТ и ПМ, гранатометы "Муха", гранаты и боеприпасы. Занимаются квартирными кражами, грабежами и вымогательствами. Им удается захватить ряд коммерческих предприятий, среди которых даже завод "Станкостроитель" и ТОО "Рынок-Ринг", которое в то время приносило огромные деньги и служил предметом зависти со стороны лидеров других контор.
Копеевцы не справились с внезапно нахлынувшим богатством, и почти поголовно "подсели" на наркотики, включая лидера и активных участников.
Источник:
"В 1991 году, неизвестными мне лицами в своей квартире был убит Михаил Сибагатуллин. На его место встал Дамир Жадунов. Он начал проводить активную политику, направленную на повышение авторитета копеевцев в Саранске и расширение сфер влияния».
При этом Дамир вступил в открытый конфликт с травкинцами, еще одной саранской группировкой, не уступающей в жестокости и решительности самим копеевцам. Люди Жадунова наехали на рузаевский зал игровых автоматов. Вывели старшего, усадили к себе в машину и там ласково пообещали зарезать и его, и семью, если не будет платить.
В ответ Травкин и его парни решили устроить засаду на ул. Ст. Разина около кассы "Аэрофлота" в 200-х метрах от Ленинского РОВД. Там располагался комиссионный магазин, который должен был навестить глава копеевцев, чтобы сдать золотишко знакомой продавщице.
Дамир Жадунов действительно подъехал с Лисиным и Ашумовым. Когда последний уже выходил из магазина, к нему подошли Травкин, переодетый в форму капитана милиции, со своим напарником. И предложили Ашумову проехать с ними. Тот, заподозрив неладное, стал сопротивляться, тогда "милиционеры" повалили его на землю и стали избивать.
Увидев происходящий беспредел, Жадунов с Лисиным выскочили из машины и... напоролись на выстрелы в упор. Две пули свалили Жадунова наповал. Закричали прохожие, вот-вот из РУВД бы нагрянула настоящая милиция, поэтому завершить захват копеевцеев группе Травкина не удалось, и они поспешно скрылись с места преступления.
Кстати, продавщице, которую заподозрили, что именно она сдала копеевцев Травкину, пришлось скрываться в соседнем регионе.
После смерти Жадунова лидером становится Р. Сюбаев. На первые позиции выдвигаются еще шестеро бригадиров, каждый из которых возглавлял группу в количестве 10-15 человек.

Читать далее. ГЛАВА 11.СЕДОЙ

Дежурная часть

Ваше обращение будет рассмотрено в кратчайшие сроки