ШЕСТОЙ ОТДЕЛ

история БОП Республики Мордовия

ГЛАВА 4. РЭКЕТ

Попытка криминальных сообществ Мордовии подчинить в 90-х экономические структуры республики. Захват «Улицей» розничной торговли, сращивание с коррупционерами из правоохранительных органов и органов муниципальной власти.

Всем памятны кадры из фильма "Брат», где бандит-вымогатель с самодельным револьвером собирает дань с бомжей, торгующих на улице хламом. Эта сценка знаковая для того явления, которое в 90-е называли рэкет. Слово пришло к нам из итальянского языка: ricatto — шантаж. Или по-английски - racket. Таким красивым, звучным, словно щелчок сбрасываемого предохранителя пистолета, назвали то, что по-русски звучит менее звучно, зато более емко и содержательно - вымогательство. И не рэкетиры, а вымогатели. Те, кто под угрозой насилия вымогает деньги или имущество у их владельцев.
Вымогательство процветало и раньше в СССР, но оформилось на сходке воров в законе и цеховиков в 1979 году в Кисловодске, когда неорганизованные поборы были заменены регулярной выплатой подпольными предпринимателями 10% от их доходов в обмен на гарантированную безопасность от преступного мира.
О десяти процентах сейчас никто и не помнит. Когда я пытался выяснить, существовал ли определенный размер дани, которую собирали мордовские вымогатели с коммерсантов, то чаще в ответ слышал фразу: "Как договоришься». Действительно, кто был психологически более устойчив на переговорах с вымогателями, кто имел более серьезное прикрытие, кто умел тщательно скрывать свои доходы, тот мог отбиться и меньшей суммой. Дань в 50% с прибыли считалась даже "божеской». А кто-то терял все. И жизнь в том числе.

Вернемся в Саранск 90-х. Как и по всему Союзу, люди валом хлынули в уличную торговлю, чтобы как-то выжить и прокормить свои семьи. До сих пор памятны эти ряды бабушек на стихийно возникших рынках с нехитрыми домашними соленьями; работяги с ворованными или выданными вместо зарплаты деталями и изделиями своих заводов; челночницы и челноки, мотающиеся в соседние регионы или страны за дешевым товаром.
Однако были и молодые, энергичные, кто поверил в зарождающееся предпринимательство, в возможность резко улучшить свое материальное положение, в возможность приносить пользу другим. В Советском Союзе была проблемной вся сфера услуг, отсюда возникло огромное количество перспективных с точки зрения коммерции бизнес-проектов. И те, кто рванулся первым, мог, как в Клондайке, застолбить свой золотой участок.
Но были и такие, энергичные и молодые, которые не испытывали желание принести окружающим благо, их просто пьянил запах легких денег, возможность мгновенно от одной или двух удачных сделок выбиться из "грязи в князи». Они ничем не гнушались: шли на сомнительные сделки, торговали дешевым алкогольным суррогатом в розлив, кидали своих партнеров…
Были люди и серьезные, с опытом, уже руководившие предприятиями, или государственные служащие, занятые или тесно соприкасавшиеся с производством. Объявленная приватизация давала возможность им юридически оформить фабрики и заводы в собственность, чтобы потом распоряжаться ею как хозяин, как своим личным имуществом. (Опустим легенду для наивных, что приватизация передавала народное добро в руки рабочих и крестьян).
И все эти разнородные категории, которые должны были впоследствии составить средний класс России и стать основой процветающей рыночной экономики, быстро оказались под прицелом самодельных и настоящих стволов многочисленных контор. Как говаривал недоброй памяти Рашид Манёров, хищникам стало, где резвиться.
Одними из первых под удар попала самая беззащитная категория, которую и коммерсантами было трудно назвать - уличные, рыночные торговцы.
По рядам стали ходить конторщики, собирая дань с бабушек, рисуя мелом крестик на спине, чтоб не забыть, с кого уже взяли дань. Попал под жесткий контроль "Мордвы" и Центральный рынок. Через доверенную продовольственную компанию контора, которую возглавлял на тот момент Владимир Казанин, арендовала как сам рынок, так и прилегающую к нему территорию. Торговцы были вынуждены платить дань "огаревцам», структурному подразделению "Мордвы». Некоторые проявляли упорство, отказываясь платить дань. Отказникам крутили руки и вели в подвал, в комнату пыток. Избивали, надев наручники или связав. Затем придумали новое развлечение: женщин насиловали, причем в извращенных формах, снимали на фотоаппарат "Полароид" и угрожали распространить снимки среди знакомых и родственников.
Были попытки властей придать Центральному рынку цивилизованную форму. В 1998 году принимается решение о создании Ассоциации работников правоохранительных органов (АРПО), чтобы лишить организованную преступность финансовой подпитки. В ассоциацию вошли МВД, налоговые органы, ФСБ, таможня. Для каждого, кто пользовался её услугами, предоставлялась гарантия безопасности и защиты от внешних конфликтов. Исполнительным директором Ассоциации стал опытный оперативник уголовного розыска, полковник милиции в отставке Виктор Лавров.
Ассоциация действовала грамотно: когда истек срок договора с продовольственной компанией "мордовских», она заключила договор на аренду рынка с администрацией города. Это было сделано, чтобы выдавить "мордовских». Их лидер Казанин был в бешенстве. Он терял существенный источник дохода, исчисляемого миллионами ежемесячно, на эти деньги его контора вооружалась, подкупала нужных людей во властных структурах, нанимала дорогих адвокатов. И Лаврова с его ассоциацией он воспринял как точно такую же контору, как конкурента.
В 1998 году договор с Ассоциацией был заключен на аренду торговых площадей на самом рынке, на околорыночную территорию продолжал действовать арендный договор с подконтрольной "Мордве" компанией. И в 1999 году Виктор Лавров, опираясь на возможности Ассоциации, решил очистить всю территорию рынка от вымогателей. Городские власти поддержали полковника и через арбитражный суд попытались досрочно лишить предприятие "мордовских" права на аренду околорыночной территории.

Судебное заседание, на котором должен был решиться спорный вопрос, назначили на 26 августа 1999 года. Но в тот день до здания суда Лавров не доехал…
Ранее в июле, в селе Плутовка Лямбирского района, в доме водителя Казанина - Владимира Гатилина по кличке "Швед», произошла встреча активных участников группы "огарёвцы», на которой также присутствовали Казанин, Маковчук, Дугушкин, Султанов. На этой встрече Казаниным и было отдано указание Дугушкину организовать убийство Лаврова.
Разведка "мордовских" предоставила Дугушкину полную информацию о текущем графике передвижения Лаврова, транспорте и т.д. И ранним утром 26 августа бандиты организовали засаду у выезда из села Атемар Лямбирского района республики. Они знали, что директор Ассоциации вскоре должен проехать через это село, возвращаясь из своего загородного дома на работу в Саранск.
Даже утром на остановке у въезда многолюдно, и поэтому понадобилось прикрытие. Киллеры имитировали дорожные работы: переодевшись в робы, подволокли к дороге трубы, частично перегородили ими проезжую часть, чтобы заставить машину Лаврова снизить скорость. Выставили самодельный знак "Дорожные работы». У ног одного "дорожного рабочего», Олега Конакова, стояла сумка с автоматом Калашникова.
За УАЗом Лаврова, который вел водитель Вениамин Табачков, следовал на мотоцикле еще один "мордовский», Андрей Федоськин. Подъезжая к месту засады, Федоськин прибавил газу, легко обогнал УАЗ и подал знак Конакову. Тот отбросил лопату, схватил сумку и перешел на другую сторону дороги, где машина должна была прижаться к обочине, объезжая перегороженную часть. Когда на небольшой скорости УАЗ стал проезжать мимо, Конаков изрешетил салон автоматными очередями.
Лавров погиб мгновенно, тяжело раненный Табачков выжал газ и вырвался из засады на шоссе. Он смог доехать до неподалеку расположенной птицефабрики, куда и вызовут "скорую помощь».
Надо ли говорить в чью пользу решился в тот день арбитражный спор?
Это резонансное убийство имело еще одну мощную подоплеку. Бандиты тем самым сделали заявку на полную власть в республике, показали, что все без исключения находятся в бандитской "юрисдикции». Они имеют право казнить или миловать. Каждый офицер из УБОПа должен был очень серьезно подумать, чтобы решиться противодействовать конторским. Иначе - пуля.
Вызов был принят. С "мордовскими», как только было установлено, что это их рук дело, началась настоящая война. В их отношении уже было не до длительных разработок. Началась упорная работа с потерпевшими торговцами, со свидетелями. При проведении первоначальных оперативно-розыскных мероприятий в лесном массиве, расположенном рядом с деревней Татарская Тавла, были обнаружены остатки костра, в котором находились фрагменты обгоревшей одежды, автомат АКМ-КГ №2257, стреляные гильзы калибра 7,62 мм и остов мотоцикла Федоськина.
В ходе дальнейших оперативно-розыскных мероприятий были установлены и задержаны все участники преступления. В федеральный розыск объявили Казанина, Дугушкина, Маковчука, Чурилкина.

«Мордовские" ответили жестко. От легальных мер до террора. Саранская газета "Время», опекаемая конторскими, запугивала население статьей "Взорвана дверь квартиры свидетеля по делу Лаврова», в которой жирным шрифтом был выделен отрывок из беседы журналиста с потерпевшей: "Хозяйка квартиры дает совет предпринимателям: "Не стоит ссориться со своей крышей».
Пошли пикеты у здания прокуратуры родственников арестованных. А негласно - начались акции устрашения свидетелей. Первая женщина-бизнесмен Саранска Ксения Шишокина, оказавшись "под крышей" криминала, потеряла не только бизнес, но и собственную квартиру. И во время предварительного следствия по "огаревцам" она дала показания, которые помогли органам правопорядка продлить сроки содержания под стражей подозреваемых в расправе над полковником милиции.
Сразу же после оглашения ее показаний, неизвестный напал на Ксению во дворе её дома по улице Советской, когда она выносила мусор. Ей нанесли более десятка ножевых ударов. Её спасла собака-боксер, которая отпугнула преступника.
Ксения долгое время лежала в реанимации. Женщине удалили селезенку, части кишечника, легкого и желудка, а печень буквально склеили по кускам. Тем не менее, в 2001 году во время судебного процесса над убийцами Лаврова чудом выжившая свидетельница все равно дала показания на некоторых членов группировки "Мордва». И в ту же ночь к входной двери её квартиры преступники привязали гранату. Услышав шорох на лестничной площадке, женщина разбудила мужа. Он увидел в глазок неизвестного. Ксения позвонила в милицию, где ей посоветовали закрыть на ключ вторую входную дверь. В ту же секунду раздался мощный взрыв. Вырвало сразу обе двери. После той ночи Ксения была вынуждена покинуть Саранск.
Другого, не менее значимого свидетеля, К., убили.
Угрожали секретарю следственной части Куликовой, атаке подвергся и сам следователь прокуратуры РМ Е. Дерябин, возглавлявший следственно-оперативную группу по расследованию убийства Лаврова. 14 февраля 2001 года к двери его квартиры привязали гранату Ф-1, которую удалось обезвредить.
В самом судебном заседании была предотвращена попытка "мордовских" вывести убийц Лаврова из-под удара. Подготовленные члены ОПГ должны были явиться в суд с повинной и показать, что это они, и никто другие, застрелили полковника. Бандиты рассчитывали, что после этого дело либо вернут на доследование, либо подсудимых вообще освободят (о подставных "убийцах" можно было не беспокоиться, у них имелось железное алиби). Однако сотрудники управления сумели перехватить эту информацию и обнародовать ее в зале суда, в результате чего бандитам пришлось отказаться от задуманного плана.
Вина 13 участников группы "огаревцы" была доказана, и 3 октября 2001 года по решению Верховного суда РМ непосредственному исполнителю убийства Олегу Конакову было назначено пожизненное заключение. Андрея Султанова, выступившего организатором убийства, суд приговорил к 25 годам лишения свободы. Игорь Бочкарев, один из разработчиков покушения, получил 19 лет. Андрей Федоськин, который вывез на мотоцикле Конакова сразу после исполнения акции, получил 15 лет колонии строгого режима. К реальным срокам от 8 до 15 лет судья В.Н. Мартышкин, ведший этот процесс, приговорил и других девять участников конторы.
Однако лидеры "мордовских" сумели уйти от правосудия. Владимир Казанин перешел на нелегальное положение и скрылся в Москве, назначив преемником Вячеслава Маковчука, который выкрутился, отсидев несколько месяцев в СИЗО.

Если таким предприятиям, как Ассоциация, под покровительством МВД и ФСБ приходилось нелегко, то каково было простым частникам? Фотографа, который давал объявления в газетах на свои услуги, как-то вызвали на свадьбу. Приехал по указанному адресу, вошел, а там - простые пацаны с "Юго-Запада»: "Ах, мол, хитрец, думаешь, нет стационарной точки, платить не будешь?» И назначили конкретную сумму, на глаз посчитав его предполагаемые доходы.
Территориальная схема обложения данью выглядела так. Район, контролируемый какой-либо конторой, лидерами нарезался как пирог, на куски. И отдавался "старшему». Тот определял конкретные суммы с конкретного объекта на своем "куске», добавлял свой процент и поручал "младшим», бойцам своего звена, как правило, из пяти человек, уже непосредственно собирать дань, не забывая добавлять и процент для себя.
Все деньги поступали лидеру, и тот распределял их на нужды группы. Например, в 1992 году по указанию одного из авторитетных представителей "Юго-Запада" В. Сысуева на "общаковские" деньги были приобретены для бригадиров четыре автомашины марки ВАЗ-2106. Тогда же в 1993 году Сысуев выдавал бригадирам примерно по 20 000 рублей на нужды участников "семей». На всех не хватало, поэтому по указанию Сысуева каждой "семье" под контроль были переданы коммерсанты, которые выплачивали за "крышу». Участники "семей" обязаны были сами осуществлять сбор денег с коммерсантов, часть из которых необходимо было сдавать в "общак».
Существовали и крупные доходные объекты, которые лидеры "окучивали" сами, целиком присваивая себе доход. Какая борьба шла из-за них, я показал на примере войны за Центральный рынок.
Если на выделенной для грабежа территории торговых точек не было, то шли на государственные и муниципальные предприятия. Показательна в этом плане история вымогательства "юго-западских" с директора муниципального предприятия фоторабот "Панокс», ставшая известной только в 2011 году, тогда же изложенная и подтвержденная в ходе судебного заседания.
В августе 1997 года к директору пришли трое молодых людей с "Улицы». Были вежливы, корректны. Представились, что с "Юго-Запада», предложили свои услуги по охране стоимостью в 150 рублей (деноминированных) ежемесячно за "крышу».
Как рассказывал на суде один из тех молодых людей:
- Высказывать какие-либо конкретные угрозы не требовалось, поскольку при озвучивании принадлежности к преступной группировке "Юго-Запад" все предприниматели соглашались платить.
Еще бы, за "Юго-Западом" и его лидерами на тот момент тянулся такой кровавый шлейф убийств, тяжких телесных повреждений, поджогов, что угрожать умному человеку и не требовалось. Поэтому директор так же вежливо согласился, несмотря на то, что предприятие являлось муниципальным, и деньги эти надо было каким-то образом списать, либо украсть у государства, либо платить из своего кармана. Пожали друг другу руки, и молодые люди ушли.
Директор воровать не стал. Он платил молодым людям лично. Вроде, 150 рублей немного за чувство безопасности, но затем сумма стала постепенно расти. С 500 до 1000, потом до 1200, до 1500 и так далее по нарастающей. Когда в 2002 году цифра достигла 3500, директор отказался от "крыши».
Напрасно. Ему ж сказали, что с "Юго-Запада». К тому же бандитам необходимо было пользоваться "своим" фотоателье, чтобы их личные фотоснимки не уходили на сторону. Сразу же после отказа сгорела машина директора.
Ему повезло. Владельцу мебельного магазина и кафе на "Юго-Западе" В. Пугачеву - нет. Тучи сгустились над ним раньше того рокового июньского дня, когда оборвалась его жизнь. Жена Пугачева вспомнила на суде, что супруг платил деньги криминальным группировкам, чтобы сохранить бизнес. Однако аппетиты бандитов быстро росли.
Вот типичный для тех лет рассказ из зала суда саранского предпринимателя, у которого были торговые точки в Юго-Западном районе:
- С 1995 года со мной "работал" Сергей Буров, который в группе Блохина занимался финансами и торговыми точками. Помогал заниматься бизнесом... Как, помогал? Гарантировал мне поддержку и защиту от "наездов». Потом, со слов Бурова, Блохин якобы начал выражать ему недовольство, что мои торговые точки не приносят прибыль. И дал указание забирать у меня часть прибыли. А в 1998 году Буров объяснил, что мне следует вообще отказаться от данного бизнеса в пользу других лиц во избежание несчастного случая.
Именно так. Сначала облагали данью, затем увеличивали, а потом и вовсе отбирали весь бизнес. Та же судьба ждала Пугачева. Но он оказался упрям и отказался отдать дело, которое поднял с нуля, которое кормило его семью.
Вначале Пугачева предупредили. По утрам он бегал, его подкараулили и выстрелили в его сторону. Дробь прошла мимо. Это было всего лишь предупреждение.
Пугачев ему не внял. Тогда Блохин вызвал к себе "старшего», Виктора Грушева, основной функцией которого в группе был сбор денег с подконтрольных коммерсантов. И приказал наказать строптивца. Мол, по нему уже мои стреляли, но он "ничего не понял». И дал задание "ранить Пугачева из обреза в ноги или мягкие ткани туловища ниже спины».
Грушев быстро подыскал исполнителей. Ими стали его охранники А. Малыгин и А. Чижанов. Малыгин отследил весь маршрут передвижений Пугачева, но в последний момент открутился от задания. Поэтому Чижанову, как "старшему" в группе, пришлось взять акцию на себя.
И вечером 25 июня Чижанов в упор разрядил обрез в спину Пугачеву, когда тот с пятнадцатилетним сыном возвращался домой.
Из показаний свидетеля:
«…около 17 часов 30 минут я услышал сильный грохот, повернулся и заметил мужчину и мальчика лет 15. Мальчик поддерживал мужчину и вел его, затем не удержал его, и мужчина упал…»
Сын Пугачева получил тяжелейшую психологическую травму, от которой потом его лечили два года. Если сразу после убийства он возбужденно мог рассказывать о происшедшем, то затем замкнулся и не мог вспомнить даже имя отца.
Вот всего лишь несколько имен из скорбного мартиролога погибших только за пять лет от рук конторских.
Выстрелами из огнестрельного оружия убит продавец коммерческой палатки ТОО "Техник" в селе Атемар Лямбирского района.
Зверски избит 29-летний сын зам. директора ВНИИТФА. Скончался по дороге в больницу.
У подъезда дома 14 по улице Богдана Хмельницкого от удара ножом в сердце скончался 23-летний руководитель малого предприятия "Крафт».
На кладбище расстреляли председателя Совета учредителей малого предприятия "Меркурий».
В доме №14 по улице Богдана Хмельницкого в результате взрыва погиб руководитель нескольких коммерческих фирм.
Первого директора "Ассоциации делового сотрудничества ADR" расстреляли, когда он выходил из машины возле дома на Шелепихинской набережной в Москве.
У дома №13 по проспекту Ленина из пистолетов киллеры расстреляли 31-летнего предпринимателя.
Убит директор Ковылкинской фирмы "Курьер».
В доме №23 по ул. Марины Расковой убит частный предприниматель 28 лет. Он получил три смертельных ножевых ранения.
У бани по ул. Лихачева из пистолета расстреляли заместителя управляющего одной из снабженческих организаций.
А уж счет избитых, покалеченных шел на сотни…
Владелец одного из небольших рынков на "Юго-Западе" был обложен данью в 11 тысяч рублей. Но прибыль с рынка была настолько мала, что расплатиться с конторскими он не мог. Тогда к нему в гараж, где он ставил машину, пришел один из лидеров "юго-западских" с бойцами и лично размозжил молотком голову. Спас сосед, вовремя вызвав "скорую помощь».
В 1992 году рано утром неизвестный молодой человек в подъезде железной трубой жестоко избил генерального директора АООТ "Мордовспирт».
В 1995 году 19 июля в 7 часов 20 минут в республиканскую клиническую больницу с сотрясением головного мозга и рвано-ушибленной раной теменной области был госпитализирован 47-летний начальник производства, заместитель генерального директора по Саранскому ликеро-водочному заводу. Он подходил к своему гаражу, когда ему навстречу выбежали двое подростков в черных масках и с металлическими трубами в руках. Они несколько раз ударили жертву, в том числе и по голове, после чего побросали трубы и скрылись в неизвестном направлении.
Один из конторских, занимавший в своей группировке довольно заметное положение, по прошествии двух десятков лет вспоминал:
- Все они, коммерсы, ходили с незаполненным свидетельством о смерти. Некоторые переходили из-под контроля одной группировки под другую. Знаю коммерса, который прошел через всех. Был под Шиндяпиным, под еникеевцами, затем под юго-западскими. Повезло, выжил.
Другой - коммерсант в те годы - рассказал:
- Помню, в юности купил себе кроссовки, мечта каждого парня. Два раза на улице едва из-за них не зарезали. Продал другу. И тот из-за них едва на нож не напоролся.
Третий коммерсант рассказывал:
- Мне повезло, бандитам я ничего не платил. Все сделки проводил в полной тайне. Мы, коммерсы, старались держать в секрете и имя продавца, и имя покупателя. Боялись даже машину купить. Сколько людей пропадало...  Правоохранительным органам доверия не было. Возмущались, конечно: "Мы стараемся честно работать, а почему вы, в погонах и при оружии, нет?» Один из бандитов говорил мне:  "Еще чуток, и вся власть в Мордовии будет нашей».

В той извращенной криминалом экономической среде происходили удивительные и неоднозначные явления. И воссоздавая реальную картину прошлого, нельзя не упомянуть о них. Я имею в виду яркую и трагическую судьбу Олега Еникеева, доцента строительного факультета МГУ им. Н.П. Огарева, депутата Саранского горсовета, успешного бизнесмена - главу ассоциации предпринимателей "ХХХ век».
Олег Еникеев родился 9 ноября 1962 года в Магадане. После переезда в Саранск окончил среднюю школу №4. Еще со школы начал заниматься боксом и каратэ. Отличался боевым характером, и уже в юности завоевал авторитет среди сверстников. Окончил строительный факультет Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева и аспирантуру Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта, защитив кандидатскую степень. Затем был приглашен на кафедру САПР строительного факультета МГУ им. Н.П. Огарева. В 1994 году избран по конкурсу на должность доцента, в том же году занял должность заместителя председателя контрольно-бюджетного комитета Саранского горсовета. Принадлежал к элитному советскому сословию, его родной дядя возглавлял Лямбирский райком партии, отец - военный офицер.
Всесторонне одаренный, Олег стал одним из бизнес-лидеров Мордовии. Первым в республике организовал коммерческий банк, создал независимую прессу - газеты "Вечерний Саранск», "Столицу-С», первое коммерческое радио MC-Радио, создал коммерческий телеканал "ВидеоАрсенал». По его инициативе был организован благотворительный фонд "XXX век - Эра милосердия».
Прирожденный лидер и организатор, он объединил вокруг себя множество единомышленников, пытаясь сформировать цивилизованное бизнес-сообщество. Так появилась ассоциация предпринимателей под названием "ХХХ век», куда вошли около 200 производственных предприятий, организаций самых различных сфер деятельности, юридических фирм, в которых было занято около 7 тысяч человек. Собирался построить в столице республике первый бизнес-центр.
Как представитель нового зарождающего класса, активно участвовал в политической жизни республики. Рассказывают эпизод, когда в Москве был путч, и Ельцин обратился за помощью к народу, он направил в Москву больше десяти машин своих единомышленников и сам выехал с ними. На блокпосте рязанского ОМОНа в Шацке при досмотре одной из саранских "девяток" был обнаружен газовый пистолет, переделанный под стрельбу боевыми патронами. Всех "положили на капот», машины обыскали. Пока разбирались, пришло известие о победе Ельцина.
Казалось, при наличии такого делового и интеллектуального потенциала его должно было обойти бремя криминала, но в поле зрения шестого отдела он попал, благодаря юношеской дружбе с Рашидом Манёровым и его друзьями. При отработке "юго-западских" в 1989 году после убийства ими Равиля Нарбекова на причастность к совершенным убийствам при обыске у братьев Горемыкиных была обнаружена фотография двухгодичной давности, где запечатлены отдыхавшие на юге члены группы. Среди них был и Еникеев, проживавший тогда в Ленинграде.
Возникла необходимость установки его личности, проверки связи с организованными преступными группами "юго-западской" и "питерской», возможной причастности к фактам преступлений и роли в группе. С этой целью в Ленинград из Мордовии был откомандирован старший оперуполномоченный по особо важным делам Владимир Лапшин. Поработал при содействии питерских коллег, и вернулся с интересным впечатлением.
По его докладу, Олег оказался личностью с развитым кругозором и дистанцированным от криминальных замыслов. При беседе с ним выяснилось, что во время последнего приезда в Саранск у него был разговор с Рашидом Манёровым, и тот предложил плотно участвовать в его делах, то есть, уголовщине. На что Олег ответил, им не по пути, он намерен заниматься наукой.
Владимир Ширяев рассказывает:
- После этого раздосадованный Манёров ехидно лепит сорвавшемуся с крючка Еникееву кличку "Профессор». Переводит в ранг врага и объявляет, что тот "ментовский», так как отец у него служил "вертухаем». Живёт в "ментовском" доме, встречается с ними. Поэтому "Улица" должна его давить.
Олег не был рафинированным мальчиком, в юности приходилось драться на улице, мог постоять за себя и своих друзей, которых у него было немало среди различных контор и группировок. В архиве есть справка о результатах проверки запроса о наличии судимости О.А. Еникеева:
"4.08.85 г. Арестован по определению Ленинского РОВД Саранска, ст. 206 ч.2 УК РСФСР (хулиганство), освобожден под подписку о невыезде.
13.02.89 г. Возбуждено уголовное дело СО МВД МАССР, ст. 148 УК РСФСР (вымогательство). 31.10.89 прекращено по ст.6 УПК».
Так сложилось, что главе ассоциации "ХХХ век" приходилось создавать свой бизнес и вести дела в республике известными с юности методами и в жесткой конкуренции с конторскими, пользуясь теми средствами. На деньги от предпринимателей, участников его Ассоциации, так же создавал подразделения охраны, вооружал их. Только шли к нему под защиту и в дело охотнее, чем к "беспредельщикам». Да и деньги здесь получали от легального бизнеса, а не от разбоев и краж.
Один из близких его друзей рассказывал автору:
- Олег принципиально отличался от лидеров ОПГ. Те ничего не создали в республике, кроме дворцов для себя. Олег был созидателем, вкладывался в производство. Пытался отбивать молодежь от "Улицы». Убеждал всех: "Что они с молотками и обрезами бегают по городу? Пусть идут ко мне, я найду им более полезное занятие».
Но и друзья, и враги единодушны во мнении, что Олег Еникеев был первым, кто попытался легализовать бизнес и отойти от явного криминала.
Отстаивая перед "Улицей" жёсткую установку, что "коммерсы" должны платить "ворам», Манёров с единомышленниками начинают против главы ассоциации "ХХХ век" и его сторонников настоящую войну.
29 сентября 1992 года в аудиторию строительного факультета МГУ им. Н.П. Огарёва около 11.00 ворвался киллер и выстрелил в Еникеева, который читал лекцию студентам. Промахнулся, а затем револьвер дал осечку. Киллер смог беспрепятственно скрыться, а на следствии никого из предъявленных для опознания Еникеев не опознал, сославшись, что нападавшего не рассмотрел, потому что в этот момент у него слетели очки. Видимо принял вызов криминальных оппонентов по правилам "Улицы». Вероятно, чтобы возвысить авторитет среди "пацанов», или хотел показать, что к "ментам" отношения не имеет. Поэтому преступление кануло в разряд нераскрытых.
Несколькими месяцами позже Еникеева пригласили на стадион на "сходняк», который организовал Манёров и "юго-западские», с участием представителей других группировок города. На сходку даже специально прибыл вор в законе по кличке "Важа», Важа Рамишвили, "смотрящий" по Самаре. И опять Еникеев проявил непокорность, оставшись при своем мнении и слове, что со своего бизнеса плату на "грев в зону" и в "воровской общак" выделять не будет. А Важу вечером в гостиничном коридоре отколотили какие-то нетрезвые молодые люди.
В ноябре 1993 года Еникеева с друзьями в автомашине "Волга" на подъёме в гору по улице Красноармейской обстреляли из прибрежных кустов реки Саранка. Ранен был только водитель, которого срочно переправили на лечение в Ленинград. От правоохранителей факт расстрела был скрыт, и лишь оперативным путем было выявлено это событие. В кустах на берегу Саранки возле пивбара "Раки" нашли брошенный АКМ, из которого стреляли, а два месяца спустя обнаружили и саму изувеченную машину.
"Еникеевская" группировка, как её в тот период назвали, стала одной из самых заметных в городе по влиянию на бизнес Мордовии. Территориально её так и считали, как "Химмаш" наряду с "борисовскими». Его экономические структуры активно развивались и составляли серьезную конкуренцию "юго-западским" конторам.
Конечно, Рашид Манёров не мог простить Еникееву его влияния, он был ему как кость в горле. Да и для других лидеров. Тогдашние хозяева "Юго-Запада" Алексей Блохин и Игорь Николаев решили до конца реализовать "воровскую" установку и устранить Еникеева. И так, чтоб всем запомнилось. Депутат не депутат, ученый не ученый... Для них он был таким же конторским, как они сами.

Казнь решили устроить показательную. Весь маршрут передвижений Олега Еникеева попал под плотный колпак слежки, хотя он принимал беспрецедентные меры предосторожности. Был сам вооружен, передвигался в микроавтобусе РАФ с тонированными "по кругу" стеклами, с тремя охранниками, надевал под одежду бронежилет. И только в одном месте Еникеев был открыт. Для своих студентов на лекциях в здании университета, гордо возвышающемся в центре города.
Ликвидацию наметили на 26 октября, но сигнал от группы наблюдения не поступил, и ее перенесли на следующий день.
27 октября перед началом занятий Олег Алиевич заехал в редакцию "Столицы-С", учредителем которой являлся, и обсудил текущие дела с главным редактором Станиславом Холоповым. Был непривычно откровенен, задумчив, сказал, что собрался в Москву, и должен был уехать вчера, но вот, отложил отъезд до вечера. Надо практикум провести с первокурсниками.
В это время убийцы уже сидели в подвале жилого дома, расположенного неподалеку от университета, достав из схрона оружие и ожидая приказа по рации. И он поступил. Блохин задействовал своих Виктора Грушева и Сергея Ларькина, а Николаев своих Михаила Аникина и Равиля Хайрова. Квартет киллеров снабдили двумя автоматами Калашникова и двумя пистолетами ТТ. Бригаду повел на дело пятый бандит, неустановленный следствием, видимо, разведчик. Он хорошо знал Еникеева, и должен был выяснить, где именно тот ведет занятие.
Одна из свидетельниц расстрела находилась в этот момент в аудитории, в которой Олег Алиевич вел практическое занятие со студентами первого курса. Ее рассказ в переводе на казенный язык протокола выглядит так:
"Через 15-20 минут после начала занятия во второй половине дня в аудиторию вошел молодой человек и начал производить выстрелы в Еникеева. Все студенты попрятались под парты. Когда выстрелы закончились, я подняла голову и увидела, что в аудиторию вошел мужчина и произвел контрольный выстрел или выстрелы в Еникеева из пистолета, после чего выбежал».
Не в протоколе, а в жизни все было гораздо страшнее. Достав автомат, Хайров встал перед дверью в аудиторию, Грушев и Аникин расположились по обеим сторонам от Хайрова, настороженно озираясь вокруг. Ларькин распахнул дверь, пятый, неустановленный, кивнул: "Он!"
Через приоткрытую дверь Хайров открыл огонь из автомата АК-47. Невероятный грохот, крики испуганных студентов, бросившихся под парты, рикошет пуль от стен, стук отброшенных гильз... Наступила тишина. Вошел Ларькин, спокойно подошел к лежащему в крови Еникееву и хладнокровно выстрелил ему в голову три раза из пистолета ТТ.
С Еникеевым были в тот момент два добровольных охранника. Один находился в коридоре, но ничего не смог сделать под дулом наставленного на него автомата, второй, когда грянули выстрелы, метнулся под парту.
Один из пятикурсников находился в соседней аудитории, когда прогремели выстрелы. Он выскочил в коридор и увидел движущихся быстрым шагом по коридору молодых людей, лица которых были закрыты надвинутыми на глаза головными уборами и поднятыми воротниками. Один из них, поравнявшись с пятикурсником, сказал: "Стой, убью!" И направил в его сторону пистолет. Затем они благополучно выскочили из университета и скрылись заранее просчитанным маршрутом.
Циничное и дерзкое преступление вызвало общественный резонанс далеко за пределами республики. Даже в то жестокое время нечасто расстреливали преподавателей прямо в университетских аудиториях. Но заказчиков убийства общественное мнение не интересовало, напротив, они цинично приказали поджечь венки на могиле Олега Еникеева. Даже после смерти он вызывал у них ненависть.

Конторы постепенно становились неотъемлемой частью экономики республики, подминая под себя не только мелкий и средний бизнес, но и крупные промышленные предприятия.
Под пристальное внимание светотехстроевских попало государственное унитарное предприятие "Лисма», самый крупный производитель источников света на территории России и стран СНГ. Вместе с аффилированными с ним предприятиями.
По оперативной информации УБОП, преступное обогащение осуществлялось через ОАО "Лисма», ОАО "Саранскинструмент", сыродельный комбинат "Ичалковский", птицефабрика "Атемарская", АО "Мордовцемент".
"Лисма" являлась, да и сейчас является, бюджетообразующим предприятием республики, но ни его значимость для российских властей, ни страх перед грядущим наказанием не останавливало алчность контор, действовавших стремительно и беспощадно.
В августе 2001 года в спину замдиректора ОАО "Лисма" юго-западские всадили нож, когда он возвращался из гаража домой. Несмотря на серьезное ранение, заместитель руководителя предприятия выжил. По версии следствия, которая тогда не была подтверждена и не опровергнута, целью нападения было установить криминальный контроль над "Лисмой".
Казалось странным, что перед этим нападением никаких требований руководству "Лисмы" не выдвигалось. Но это было особым шиком мордовских контор: сначала бить, резать, стрелять, и только потом усаживать жертву за стол переговоров, если она, конечно, выживала. Так, одному из коммерсантов сначала дважды поджигали дверь квартиры, затем магазин, потом резали ножом, потом стреляли в него. Другой жертве, владельцу автосервиса, стреляли из обреза по ногам, поджигали автосервис, машину. Только потом бандиты звонили с телефона-автомата на домашний номер и требовали отдать половину бизнеса.

Читать далее. ГЛАВА 5. КРОВАВЫЙ ПЕРЕДЕЛ

Дежурная часть

Ваше обращение будет рассмотрено в кратчайшие сроки