ШЕСТОЙ ОТДЕЛ

история БОП Республики Мордовия

ГЛАВА 1. КОНТОРЫ

ОПГ - создание, формирование организованных преступных групп в России на примере Республики Мордовия.

Саранск. Обычный поздний летний вечер начала 90-х. На малоосвещенных улицах пустынно, редкие прохожие спешат домой. Лязгают разбитыми дверьми последние троллейбусы. Шумно и многолюдно лишь в трех местах: в ресторане гостиницы "Саранск", ресторане "Центральный" напротив кинотеатра "Октябрь" и еще в одном ресторане - "Национальный", на улице Советской.
Все названные заведения располагались в районе площади Советской. Туда съезжались на такси суровые парни из села Перхляй Рузаевского района, так называемая "перхляевская мордва" (промышляли разбойными нападениями на кассы колхозов, предприятий и учреждений), и не менее суровые парни из группировки "Золотая орда". Гуляли от души, шумно, с мордобоем выясняли отношения.
Как вспоминает майор милиции в отставке Евгений Гусев, тогда служивший в отдельном патрульно-постовом батальоне, вызывали на Советскую по пять-шесть раз за вечер.
- Парни целый день навоз лопатой кидают, кулачищи с голову теленка, в Перхляе отдохнуть негде, а Саранск рядом. Вот и оттягивались у нас по полной.
Бились с местными, друг с другом, были настолько отмороженными, что кидались в драку на милиционеров, там же решали темные делишки.

Жизнь кипела не только в ресторанах. Молодежь не удержать по квартирам, и она собирается во дворах, палисадниках, в своих излюбленных местах. Развлечений тогда не было особых. Перекинуться в карты, послушать музыку...
Среди молодежи уже тогда выделялись спортсмены. Сильные, ловкие парни, которые занимались спортом. Традиционно силовыми видами спорта для Мордовии был бокс и греко-римская борьба. Затем появились секции самбо, дзюдо, восточные единоборства. Вот такие парни, непьющие, некурящие, культивировавшие здоровый образ жизни, пользовались наибольшим авторитетом среди сверстников как в школе, так и по "Улице".
Смотришь на архивные фото, уже цветные. Чистые, ясные, открытые улыбчивые лица. Здоровые красивые парни. Золотой генофонд страны. Тогда, улыбаясь в объектив, они не знали, что вскоре жизнь в стране так круто развернется, что вся их огромная жизненная сила, ум, энергия целиком будет поглощена темной стороной.
Еще одно важное примечание. Территорию Мордовии когда-то покрывала густая сеть печально знаменитого "Дубравлага", а потом на ней раскинулись "зоны", исправительно-трудовые колонии, в которых отбывали наказания десятки тысяч заключенных. Да и в самом городе было несколько спецкомендатур, так называемая "химия". Так что дух и влияние "зоны" был ощутим в Саранске в 60-70 годы.
Как и любой провинциальный город, Саранск был негласно поделен на территории, с незримыми, но жестко охранявшимися границами.


Владимир Московкин, прошедший службу в саранской милиции от рядового милиционера до первого заместителя министра внутренних дел Мордовии, вспоминает:
- К началу 60-х годов Саранск уже был поделен на группировки. Поселок, Низы, Центр, Жилгородок... Возглавляли их лидеры, в основном, из числа судимых. Были проявления хулиганства.
Но в те годы, полные светлой надежды на построение счастливого будущего, было что противопоставить молодежной преступности. В 1964-1965 годах в Саранске создаются оперативно-комсомольские отряды из комсомольцев-энтузиастов, нацеленные на профилактику преступности в молодежной среде.
- Часто местом схваток между комсомольцами и хулиганами становился городской каток и клуб "Строитель", где собиралось много молодежи. Разговор с лидерами был короток. Помню, был у нас командиром инструктор горкома комсомола Николай Журавлев. Вызывает лидера на бой, один на один. И размазывает его при пацанах по льду. Какой после этого у лидера авторитет?
Где-то с 1966 года, по оценке В. Московкина, влияние уголовников в молодежной среде сходит на нет. И с той поры так и не сумело возродиться в значительной степени, что объясняет особенности развития криминогенной обстановки в Мордовии в последующие годы. Также отметим, поскольку в Мордовии не было цеховиков, осуществлявших незаконную тогда предпринимательскую деятельность, республика не знала и такого явления, как вымогательство.
Однако свято место пусто не бывает. Лидеры в молодежной среде появились. И лидерами стали как раз те, о которых я писал чуть выше - спортсмены.
Среди территорий, на которые негласно был поделен Саранск, естественным образом выделялись четыре, самых густонаселенных. "Центр" - центральная часть города вокруг кинотеатра "Мордовия". "Светотехстрой" - Пролетарский район. "Химмаш" - Октябрьский район, получивший название по имени находящегося там треста "Химмашстрой". "Юго-Запад" - микрорайон Юго-Западный.
Пацанам, переступившим границу, приходилось несладко. Из подворотен тут же являлись рослые ребята, начиналось выяснение личности "нарушителя": "Кто, откуда, кого знаешь с Улицы". Если не был знаком ни с кем из сильных того района, куда заявился, то извини. Редко кто уходил без синяков.
Постепенно происходила монетизация уличных отношений. Точнее, она была всегда. В провинциальном Советском Союзе у любого кинотеатра, ДК с утра до вечера терлись пацаны, родители которых не могли дать им по 10-15 копеек на коржик в школьном буфете, на кино. И эти денежки им приходилось кулаками вырывать у судьбы. Тем жертвам, кто сопротивлялся, могли и перочинный ножик показать. Срывали перчатки, шапки.
Да, пересекать чужой район нельзя. Но течение жизни перегородить тоже нельзя. Кто-то с "Химмаша" шел учиться в профтехучилище на "Светотехстрое", кто-то влюблялся в девчонку с "Центра" ... Бей не бей, толку не будет.
И тогда возникает институт уличной прописки. Заплатил - ходи смело. И многие учащиеся профтехучилищ платили дань местным пацанам лишь за то, чтобы продолжить учебу. С отказниками был разговор крутой и долгий - начинали "прессовать" по полной программе: от регулярных избиений до ножевых ранений.

Согласно законам, по которым развиваются социальные системы, развивались и трансформировались дворовые компании. Катализатором послужили стычки с другими компаниями. Обидели, к примеру, "светотехстроевца", тут же за него впрягаются и остальные. Постепенно стычки между группами молодежи стали перерастать в кровопролитные драки. Это привело к необходимости постоянно пополнять свои ряды. Чем многочисленнее контора, так компании стали себя именовать, тем легче ей было отстоять свои права, захватить кусок чужой территории. И к 90-м годам, по анализу правоохранительных органов, в Саранске насчитывалось уже более 40 молодежных неформальных групп различного уровня организованности и опасности.
В жестких критических ситуациях демократия не уместна. Из наиболее авторитетных ребят, прославивших себя в уличных боях, появляются те, кто начинают единолично управлять своей конторой. По "Улице" начинают греметь имена Витана (Виктор Качаев), Финая (Сергей Финаев), Мирона (Сергей Миронов), Копея (Михаил Копейкин), Суняя (Владимир Суняев), Мыкиных (братья Сергей и Вячеслав Горемыкины), Зимы (Александр Земсков), Щукаря (Юрий Щукин) и других.
Редкая копеечная прибыль от мелких грабежей и краж начинает сливаться в пока еще тоненький ручеек, прообраз "общака", идея которого была заимствована из уголовного мира. Получали деньги со своих одноклассников в школах, одногруппников в профессиональных училищах, совершали мелкие кражи, отбирали шапки, кроссовки, куртки.
Деньги пока идут лишь на то, чтобы вместе попить, погулять, организовать шашлыки на природе, на девочек, словом, на досуг.
Уличная рыцарская традиция драться один на один и без оружия уходила в прошлое. Как рассказывал участник тех событий Н:
- Стоит передо мной пацан, на две головы выше, знаю, что у него первый разряд по боксу, с двух ударов меня уделает. И что, я буду с ним один на один?
Была не только боязнь потерпеть неудачу в уличном поединке. Не забываем, что каждый боец был частью своей команды, конторы, и ставить в зависимость от своего личного мастерства остальных, мягко говоря, было неприемлемо. Сражаться против вражеской конторы, если в ней много сильных и умелых бойцов, можно было только прибегнув к оружию.
И вот уже в хозмагах раскупаются молотки, в черенках сверлятся дырки, продеваются веревочки. И это страшное оружие пускается в ход при массовых столкновениях. Бойцов с молотками так и называли - "молоточники". В больницы Саранска начинают поступать подростки с проломленными черепами, ушибленными ранами головы, туловища, конечностей.
Эффективности молотков не хватает, и с прилавков почти за один день исчезли кухонные и туристические топорики. А дальше пошло по нарастающей.

Конторы очень быстро прошли всю эволюцию вооружения человечества - от дубинок до огнестрельного. Денег на приобретения современного стрелкового оружия не было, поэтому, как вспоминает В. Московкин:
- По Саранску и районам Мордовии прокатилась волна квартирных краж. Взламывали квартиры охотников, выносили ружья, пилили из них обрезы. Стали делать самодельное оружие - от поджигов до вполне боевых револьверов. Представители криминальных бригад похищали золото и оружие. Тогда оружия было мало, в основном обрезы и привезенные с мест боев автоматы и пистолеты. Помню, как на почве кооперативного дележа столкнулись одна саранская и рузаевская группировки. Для расправы над конкурентами были приготовлены немецкие автоматы и пулеметы времен Великой Отечественной войны, советские ППШ.
К примеру, настоящий арсенал, состоявший из нескольких пистолетов, автоматов, большого количества гранат и патронов, в конце 1993 года был изъят у одного из конторских в его квартире. В том же году в доме родственников копеевца Силкина в Лямбирском районе изъяли несколько автоматов Калашникова, пистолетов, гранаты и патроны.
Первый выстрел на улице прозвучал 11 октября 1988 года в парке им. А.С. Пушкина. Стычка началась между копеевцами и щукарями. Конечно, конфликт произошел гораздо раньше, и копеевцы решили объявить на противников охоту.
С утра восемь копеевцев во главе с Суняем встретились возле школы №27, расположенной в северо-западной части города. Из тайников извлекли оружие, вооружились двумя обрезами охотничьих ружей и пятью самодельными пистолетами, приспособленными для стрельбы малокалиберными патронами. Затем, разбившись на группы по 2-3 человека, катались на автобусах по городу, выискивая щукарей.
Нашли. У павильона шашлычной на ул. Большевистской. Там тусовались Зотов, Ковалев, Нарбеков. Увидев решительных врагов, щукари бросились врассыпную, стремясь уйти через парк. Им это удалось.
Озлобленные неудачей, преследователи у летней эстрады на скамейке заметили двоих парней - Зверкова и Серебрякова, известных им как боксеры с "Юго-Запада" под кличками "Зверь" и "Фюрер". Суняй сразу пошел с ними на конфликт. Подал условный знак остальным, приложив палец к виску. А дальше началась сцена, как в Чикаго 30-х. Выхватив пистолеты, обрезы, открыли шквальный огонь по несчастным, расстреляв их практически в упор. Чудом повезло Серебрякову. Оглушенный, раненный, он скатился под скамейку. Это спасло его, так как пули застряли в лавке, когда его пытались добить выстрелом в голову.
Когда смолк грохот выстрелов, окровавленного Зверкова проворно обыскали, сняли кроссовки "Адидас", модные на тот момент среди дворовых пацанов и не всем доступные. Когда снимали, увидели, что тот еще жив. Тогда Суняй размозжил ему голову выстрелом из обреза.
Невольными очевидцами убийства Зверкова стали две девушки. Одна из них училась со Зверковым в 8-ой школе на Юго-Западе, пользовалась его покровительством. В этот день девушка должна была встретиться с ним, чтобы вернуть "олимпийку", которую брала "сходить на дискотеку". Девушки вошли в парк через ворота со стороны ул. Красноармейская, слышали выстрелы и видели разбегающихся парней. Но опознать никого не смогли. Второй пострадавший, Серебряков, вскоре сбежал из больницы, опасаясь повторной расправы.
Молва о кровавом преступлении копеевцев мигом разнеслась по Саранску. Психологический барьер был пройден. Остальные группировки кинулись вооружаться. Ствол за поясом был не только признаком принадлежности к уличной элите, теперь он стал средством выживания.
Так складывался фундамент для массового возникновения организованных преступных групп и сообществ в Мордовии. Здесь уместно будет разъяснить читателю разницу между основными формами организованной преступности, исходя из сложившейся на сегодня правоприменительные практики. Их три.

1. Организованная преступная группа (ОПГ).
Для ее квалификации по действующему законодательству необходимы такие признаки, как:

  • создается для совершения одного или нескольких преступлений;
  • устойчивость.

Характерными признаками организованной группы являются также наличие лидера и четкой структуры группы, планирование преступной деятельности, наличие общей кассы ("общака"), сплоченность, длительность общения (знакомство) членов группы и др.

2. Банда.
Та же организованная преступная группа, только обязательно вооруженная, созданная с целью нападения на граждан или организации.

3. Организованное преступное сообщество (ОПС).
Высшая форма оргпреступности. Более сложное преступное образование, когда под единым руководством (лидер или группа лидеров) находится структурированная организованная группа или объединение организованных групп, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды.

В 88-89 годах мордовские конторы уже обладали почти полным набором признаков ОПГ.
Все конторы имели примерно одинаковую структуру, различались между собой только количеством структурных звеньев и численностью. Состав делился на три основные категории участников: "лидер", "старшие", "молодые". Эта иерархия имела в группировках определяющее значение, именно на ней строилась дисциплина и беспрекословное подчинение одних участников группировки другим.
Лидер общался со "старшими", вместе с которыми и принимал основные решения. Но мог отдавать обязательные для исполнения указания любому из участников группировки, независимо, являлся ли тот "старшим", либо "молодым".
"Старшими" являлись лица из числа приближенных лидера. Имели право набирать себе определенное количество "молодых". Подбирали из наиболее крепких парней, как правило, учащихся старших классов школ, ПТУ, жителей одного микрорайона.
При войнах и конфликтах с конкурентами "старшие" набирали "молодых" принудительно из числа учащихся школ и жителей микрорайонов, расположенных на территории, контролируемой данной группировкой. Были случаи, что парней, отказывавшихся войти в состав группировки, либо заставляли откупаться, то есть выплачивать ежемесячно деньги на нужды группировки, либо избивали. "Молодые" каких-либо прав в группировке не имели, их обязанностью являлось точное и беспрекословное исполнение указаний лидера группировки и "старших".
Как вспоминал один из бывших конторщиков:
- Инициатива и стремление выполнить указания по-своему не поощрялись. Так, лидер или старший говорили, что нужно избить такого-то предпринимателя или руководителя прямо в рабочем кабинете, ударив его три раза молотком по голове. После этого молодыми указания исполнялись буквально, то есть указанному предпринимателю или руководителю наносилось именно три, не меньше и не больше, удара молотком по голове.
В окружении вражеских группировок и сам можешь погибнуть, и других подставить. Поэтому в конторах, как правило, была железная дисциплина.
Имели общую кассу. И неписанные правила - не пить, не курить, матом не ругаться, являться на сходки, сдавать награбленные ценности в "общак". Естественно, на сходках планировали свои действия.

Общая касса. Доход конторы становится важнейшим фактором, определяющим ее жизнеспособность. Криминальная касса, или "общак", находится непосредственно в руках лидера. Все участники должны были передавать в "общак" не менее 10% от средств, полученных преступным путем. Указанный размер выплаты не являлся фиксированным. При совершении крупных преступлений решение о количестве денег, которые следовало передать в "общак" конторы, принимал лично лидер.
В период до 1990 года, независимо от результатов работы, "старшие" должны были сдавать в "общак" ежемесячно не менее 25 рублей, "молодые" не менее 10 рублей. В принципе, лидеров не интересовало, где участник группировки найдет деньги, получит ли их путем совершения преступных действий, займет у кого, либо даже возьмет у родителей. Взносы в "общак" должны были делаться каждым членом группировки ежемесячно, в обязательном порядке.
Лидер решал, на какие нужды необходимо было расходовать имевшиеся в "общаке" деньги. На средства "общака" приобретались автомобили, средства связи, снимались квартиры, оплачивались услуги адвокатов, находившихся на "зарплате", обеспечивался "грев" находившихся в местах лишения свободы и членов их семей.
Конторщики были закалены в боях против других контор, повязаны кровью. Своей и чужой. Один пример, как это происходило. В начале 90-х произошел всплеск убийств таксистов. Сгоревшие машины с трупами водителей находили в лесах близ Саранска. Милиционеры никак не могли понять, почему? Водителей душили гитарными струнами. Брали мелочь - карманные деньги, да магнитофоны. Позже выяснилось - так конторщики "закаляли" себя, воспитывая привычку к убийству.

Вооружены.
Не хватало последнего признака - нацеленности на совершение тяжких и особо тяжких преступлений, имеющих общественную опасность. Ведь конторы в большинстве своем создавались для защиты своих территорий.
И тут грянула перестройка. Страна стремительно рванула от построения коммунизма в совершенно противоположное направление - к капитализму. В нашу задачу не входит описание, как республика переживала эту общую для всех советских республик масштабную трагедию. Нас интересует факторы, которые резко осложнили криминогенную обстановку в республике. Одним из них стала растущая безработица.
Как отмечено в диссертации кандидата экономических наук И.Г. Кильдюшкиной "Социально-экономическое развитие Мордовии":
"На фоне общероссийского социального кризиса население Мордовии оказалось в особо тяжелом положении: превалировали низкий душевой доход и высокая безработица. Проблемы занятости и безработицы в республике в первой половине 1990-х гг. усугубляли дальнейший спад производства, низкую инвестиционную активность, растущий дефицит бюджета. При учете скрытой безработицы и неполной занятости безработица в регионе достигла 25-30-процентного уровня".
Рухнул оборонный комплекс, который кормил десятки тысяч жителей республики, ценнейшие научно-инженерные кадры остались не у дел, закрывались и без того немногочисленные объекты промышленности. Многие семьи, живущие от зарплаты до зарплаты, были поставлены на грань физического выживания.
В Саранске, как и по всей России, резко ухудшается криминогенная обстановка. Ради мешка картошки, банки огурцов взламывали сараи, участились в массовом порядке квартирные кражи. Милиция с трудом справлялась с потоком преступлений против имущества. Явно не хватало численности кадрового состава, не рассчитанного на такой вал преступлений.
Отметим еще два значимых фактора. На основе ранее объявленного кооперативного движения начинает бурно развиваться мелкое предпринимательство, челночное движение. Появляются предприимчивые люди, которые сумели вписаться в контуры будущей рыночной экономики, стать ее двигателем. Их именовали вначале коммерсантами, то есть людьми, занятыми коммерцией. Однако в народе за ними закрепилось другое название, проще: "коммерсы". Увеличился оборот наличных. И у "коммерсов" этих наличных было больше, чем у тех, кто не вписался в новую жизнь. А поскольку законы для рыночной деятельности еще только разрабатывались, появилась огромная брешь в законодательстве. И, собственно говоря, большая часть эта наличных по определению зарабатывалась и вращалась в обороте незаконно.
Вторым фактором стала идеологическая составляющая. Точнее, ее отсутствие. Кодекс строителя коммунизма, нормы поведения пионеров и комсомольцев превратились в бумажную пыль. В образовавшиеся пустоты в умах хлынула западная модель потребления, моральные и нравственные нормы поведения, заимствованные из голливудских боевиков. Горячий отклик у молодежи находили те, что были наиболее близки духу нынешнего времени, времени дикого первоначального накопления капитала. Один раз рискнуть, и потом на всю жизнь в рай на Таити... Фильмы "Крестный отец", "Однажды в Америке" и другие.
Говорили даже, что книгу Марио Пьюзо "Крестный отец" мордовские бандиты читали как Библию. Она была настольной книгой для многих из них, ее штудировали, заучивали наизусть целые главы. Это был своего рода "кодекс чести" мордовских бандитов.
Один из свидетелей тех времен уточняет:
- Если честно, большинство представителей группировок вообще ничего не читали. И вряд ли знали, кто такой Марио Пьюзо. Из фильмов предпочитали "Кровавый спорт", "Кулак ярости" и им подобные боевики. Так что, две части - каждая по 3 часа - "Крестного отца" или четырехчасовой "Однажды в Америке" вряд ли кто досматривал до конца. Не тот интеллектуальный уровень развития. Из лидеров "мордовских" поклонником фильма и книги "Крестный отец" был гангстер новой формации В. Маковчук. Диски с этим фильмом лежали у него в джипе, и он смотрел их в пути. Заставлял смотреть "Крестного отца" даже своих охранников. Наверное, в воспитательных целях.
Эти три мощных фактора - незанятость, появление возможности для быстрого личного обогащения, культ бандитов и гангстеров - сменили ценностную ориентацию контор. Вот тогда и появился последний признак - нацеленность на отъем денег у населения тем инструментарием, которым владели уже в мастерстве: ничем не ограниченным насилием. То есть, нацеленность на совершение тяжких и особо тяжких преступлений.
Рашид Манёров, один из авторитетов "юго-западских", говорил заместителю начальника 6 отделения МВД МАССР Владимиру Ширяеву:
- Че, Алексеич, нэпманы завелись, значит, хищникам теперь можно жить!

Читать далее. ГЛАВА 2. ШЕСТОЙ ОТДЕЛ

Дежурная часть

Ваше обращение будет рассмотрено в кратчайшие сроки